December 12th, 2015

Долг Украины.

Владимир Путин распорядился подать в суд на Украину в случае отказа последней выплатить свой долг в три миллиарда долларов. К сожалению, других вариантов не осталось — у нынешних властей Украины таких денег нет, а европейцы с американцами уже отклонили наше щедрое предложение по рассрочке украинского долга.

К счастью, с юридической точки зрения всё оформлено железно: в декабре 2013 года украинский трон уже вовсю пытался выползти из-под нерешительной задницы Януковича, поэтому мы подстраховались по полной. Чтобы не вдаваться в детали: долг оформлен через солидную британскую контору, которая занимается такого рода делами уже лет 150, если не больше, а договор составлен столь хитро, что любая попытка увильнуть от выплат означает немедленный дефолт для Украины.

После дефолта Россия сможет блокировать любые выплаты Украины внешним кредиторам. Это значит, что попытка заплатить какому-нибудь другому кредитору в обход России повлечёт за собой немедленный арест этих денег.

Вопросы долгов и банкротств проработаны на Западе очень хорошо, поэтому я сильно сомневаюсь, что властям Украины удастся как-нибудь обхитрить Россию: ничего оригинального тут не придумать при всём желании.

Процитирую два абзаца из статьи традиционно недружелюбного к России «Блумберга»:

Судебное поражение может привести к «большому затруднению» для Путина, если судья укажет, что Россия уже имела планы аннексировать Крым, когда составлялись документы на долг, пишет Гулати. Победа в суде, с другой стороны, даст Путину новый уровень влияния на Украину, позволив России «блокировать платежи» в адрес других кредиторов до того момента, как Украина вернёт ей долг.

«Это дело может подкинуть песка в колёса многих международных транзакций Украины», — заявил Крисофор Требеш, специалист по долгам, который преподаёт экономику в Университете Мюнхена. «Весьма докучает необходимость тратить время в суде вместо того, чтобы восстанавливать страну и привлекать иностранных инвесторов».

А теперь давайте подумаем немного об Украине и о МВФ. Во вторник МВФ должен был принять очень важное решение — менять ли ему свои правила, которые запрещали до последнего времени давать деньги странам-банкротам.

Американцы успешно продавили МВФ: правила были изменены. Теперь МВФ теоретически может выдать деньги даже допустившему полноценный дефолт государству. И Украина — теоретически — может рассчитывать теперь на новые транши от МВФ в наступающем 2016 году.

На практике однако МВФ привык в весьма бесцеремонной манере выкручивать лапы попавшим к нему в когти странам. Батька Лукашенко, помнится, сильно возмущался по этому поводу: чиновники МВФ выкатывали Белоруссии список условий, а когда Белоруссия, кряхтя и постанывая, эти условия выполняла… выдвигали новые требования.

Таким образом Украина рискует повторить в 2016 году судьбу кабана из известного анекдота.

В зоопарке на клетке кабана написано, что он съедает 20 килограммов морковки, 20 килограммов ботвиньи, 30 килограммов капусты и 10 килограммов желудей. Один из удивлённых посетителей спрашивает служащего зоопарка:

— Скажите, неужели кабан это все съест?
— Съесть-то он съест, да кто ж ему даст?!

Вот так и Украина — я не читал ещё подписанных во вторник документов, но могу предположить, что МВФ имеет сейчас право выдавать Украине новые кредиты даже после того, как она войдёт в полноценный дефолт. Однако иметь право и иметь желание — несколько разные вещи, верно?

Судиться с Украиной Россия будет в британском суде и через британскую компанию, которая профессионально занимается такого рода делами. Это значит, что суд — вероятно — пройдёт довольно быстро и завершится решением в нашу пользу. После этого МВФ уже не сможет даже надеяться, что Украина вернёт ему деньги, так как любая попытка властей Украины перевести деньги на счета МВФ немедленно выльется в арест этих денег Россией.

Американским лоббистам придётся в этой ситуации выдавливать из МВФ деньги буквально по капле: за каждый транш в адрес Украины функционеры МВФ будут цепляться всеми когтями. Бюрократических причин для отказа и проволочек найдётся масса — начиная от вспышки полиомиелита, которую зафиксировала на Украине ВОЗ.

Повторюсь, условия, которые МВФ ставит попавшим в его лапы странам, никогда не отличались чёткостью и прозрачностью. «Сократите дефицит бюджета без увеличения инфляции» — просит МВФ, и выполняй как хочешь это требование, а потом пытайся доказать чиновникам из МВФ, что ты его выполнил.

Собственно, МВФ неделю назад прямым текстом предупреждал Украину, чтобы та готовилась к тяжёлым временам.

Будьте уверены, теперь, когда чиновники МВФ оттирают со своих шей следы от цепких пальцев дядюшки Сэма, их чувства к Украине сложно назвать тёплыми.

Подведу итог

Я очень сильно удивлюсь, если Украина таки найдёт где-нибудь 3 млрд долларов. Скорее всего, никакого платежа 20 декабря не будет, и ближе к Новому году, когда пройдёт отпущенное договором время на задержку платежа, Украина войдёт в состояние дефолта.

Вскоре после этого Украина превратится в волшебную тыкву, в которую можно будет класть, но из которой нельзя будет извлекать деньги. Возможно, американцы и сумеют заставить МВФ закидывать какие-то суммы даже в эту бездонную дыру, однако я не думаю, что такое натужное финансирование будет достаточным, чтобы надолго оттянуть неизбежное.

В общем, экономика Украины уверенно нащупывает очередную ступеньку на своём долгом пути вниз. Будем надеяться, что эта зима опять будет тёплой, и что Украине хватит денег поддерживать до весны в домах граждан хотя бы плюсовую температуру.

Олег Макаренко (Фриц Морген)

Донбасс

Война в Донбассе в некоторой мере отодвинула на второй план настроения и чаяния самих жителей региона – настолько высоки ставки в войне. Это неудивительно, т.к. уже много месяцев на Донбасс направлены взоры всего Русского мира – ведь здесь в значительной мере решается его судьба. Чего же на самом деле хотят в Донбассе? Попытаемся это обозначить, что называется, изнутри. Прежде всего, за полгода, минувшие с февраля, прошла целая эпоха. Тот, кто после февраля не был в Донбассе, вряд ли может претендовать на понимание царящих тут настроений. Поэтому кто строит свои умозаключения на основании прошлогодних впечатлений, может более не утруждать себя. Никакого отношения к сегодняшним реалиям это не имеет. То, что было в 2013 году, можно забыть. В Донбассе все 22 года «незалежности» была очень сильна региональная идентичность, выражаемая не столько в идее федерализации всей Украины (до которой Донбассу всегда было мало дела), сколько в статусе Донбасса как особой федеральной единицы. Это не игра слов. Жителей Донбасса всегда больше заботила судьба Донбасса, а не судьба Украины. Это первое отличие от «федерализации Украины». Малозаметное, но очень существенное. Из остальной России оно почти не принималось во внимание, да и сейчас о нем мало кто говорит. А между тем именно сильная региональная идентичность в значительной мере помогла Донбассу провозгласить ДНР и ЛНР, чего в других областях не было по той причине, что они гораздо слабее мыслят себя в отрыве от Украины. Естественно, это сказано не в обиду русскому народу, томящемуся в других областях под сапогом хунты, а чтобы подчеркнуть особый донбасский дух, который чувствовался и раньше во всех уголках СССР. После февральского неонацистского переворота ситуация сильно изменилась. Большинство тех, кто хотел автономии Донбасса, вообще перестали видеть себя в составе Украины – на каких угодно условиях. Именно под этими лозунгами в Донецке выходили на митинги десятки тысяч человек в марте и апреле. Они ни в коей мере не были «сторонниками федерализации», как передавали российские СМИ, кстати, почему-то всегда занижавшие численность митингов. Как участник всех митингов, могу это сказать со стопроцентной уверенностью. С марта месяца большинство жителей Донбасса желало только одного – независимости от фашистской Украины. При этом усилился и разброс в настроениях жителей Донбасса, поскольку между федерализацией и унитарностью еще можно было как-то лавировать (чем и занималась паразитическая партия регионов), но между независимостью от Украины и сохранением ее – уже вряд ли. Это противоречие и предопределило долгожданную «перезагрузку» власти в Донбассе, много лет обманываемого «регионалами» на лозунгах о федерализации. Российские же СМИ до июня называли нас «сторонниками федерализации» потому, что для России на тот момент федерализация была оптимальным, мирным и наименее затратным путем «переформатирования» Украины. И, откровенно говоря, если бы до апреля Москве удалось запустить реальный процесс федерализации Украины, то это решение было бы в целом поддержано если не большинством жителей Донбасса, то значительным его числом, а активным сторонникам воссоединения с Россией пришлось бы подчиниться официальной позиции Москвы. Но с апреля месяца, после начала войны в Славянске, а тем более Одессы и Мариуполя, число сторонников полностью независимой ДНР стало быстро расти. Результаты референдума это подтвердили: 90% «за» при явке 75% (в ЛНР еще выше) - что еще нужно доказывать? Хотел бы особо подчеркнуть: люди голосовали не за какую-то автономию в составе Украины, даже самую широкую, а именно за полное отделение от Украины. Народ хотел одного: если не немедленного воссоединения с Россией - все понимали, что это пока невозможно, - то максимального сближения. После же развертывания хунтой полномасштабной войны против всего Донбасса стало стремительно сокращаться и число тех, кто хотел каким-то образом остаться в составе Украины. По сравнению с мартом настроения стали очень быстро выравниваться в своем стремлении к независимости от Киева. При этом подавляющее большинство сторонников независимой ДНР и Новороссии поддерживало и поддерживает возвращение в состав России, т.к. понимает, что Донбасс – органическая часть Русского мира. То, что было до 2013 года, можно охарактеризовать так. Народ стремился сохранить одновременно связь с Россией, не порывая с Украиной. Но когда вопрос стал ребром – бандеровская Украина или Россия (со всеми нынешними недостатками) – все сомнения отпали. Спросите сейчас у жителей Донбасса, чего они хотят. Из 10 человек 8 или 9 ответят однозначно – быть с Россией. Если не сразу в составе РФ, то хотя бы независимой ДНР в тесном союзе с Россией. И только 1 или 2 человека довольствуются особым статусом в составе Украины. Русские настроения усилились просто колоссально. Жить в одном государстве с Украиной и людьми, которые нас люто ненавидят, уже просто невозможно. Например, в Киеве беженцу из Донбасса снять квартиру практически невозможно. То же самое касается устройства на работу, в школу и т.д., если, разумеется, речь не идет о централизованном бегстве всего предприятия в Киев. До тех пор, пока будет существовать Украина, жители Донбасса будут там людьми третьего сорта, к которым ненависть будет только подогреваться. Для общего же настроя Донбасса единственную опасность представляют те, кто в надежде пересидеть войну бежал отсюда. Но поскольку большинство из них все равно уехало в Россию, то решающего значения этот фактор иметь не будет. А что касается «свидомых укров», так они есть и в Севастополе (недавно на день «незалежности» вышло аж 8 человек с петлюровскими флагами). Правда, в Донбассе их побольше, но это патологические случаи, не имеющие ощутимого влияния. Так, в Донецке на «свидомые» сходбища в последние годы собиралось 20-50 местных бандеровцев (привозные для массовки не в счет). Чтобы завершить обзор настроений в Донбассе, можно отметить, что большинство людей в любой стране и во все времена хочет одного – просто спокойствия. Но из этого не нужно делать вывод, что все поддерживают действующую власть. Тот факт, что многие уехжают из Мариуполя, говорит лишь о том, что люди боятся за свои жизни, а не о том, что они за негодяя Таруту, первым, кстати, сбежавшего из города. Так что настроения в Донбассе этим летом стали еще более нетерпимыми к Киеву и благорасположенными к России. Поэтому когда премьер Захарченко заявляет о том, что нас устраивает не федерализация Украины, а только полная независимость , он без лишнего пафоса выражает исключительно волю народа. Это хорошо иметь в виду тем, кто привык говорить за жителей Донбасса, находясь за тысячу верст от него. Что люди видят в будущем? Большинство жителей тяготится непризнанностью ДНР самой Россией. В этом смысле слишком долго затягивать с этим нельзя. Однако при налаживании социально-экономических вопросов, формировании государственных институтов острота проблемы, конечно, снизится. Кто знает, может, это и было одной из целей заключенного в Минске «перемирия»? В Донбассе мечтают не просто об антиолигархическом государстве, но о РУССКОМ государстве - без бандеровщины, «свидомизма», украинизации и прочих болезней. Русском – не в смысле только для русских (Донбасс в этом отношении очень терпимый), а как часть Русского мира. УкроСМИ ошибочно и наверняка намеренно все эти годы обвиняли Донбасс в неприязни к украинской мове и культуре. Это ложь. Такого в Донбассе никогда не было и нет. Донбасс лишь против насильственного НАВЯЗЫВАНИЯ мовы и культуры. Вот с этим мы никогда не согласимся. Кстати сказать, принято считать, что протест в Донбассе начался под антиолигархическими лозунгами, а больше народу якобы ничего не нужно, поэтому Донбасс – якобы продолжатель майдана. Это верно только в том смысле, что, не будь майданного переворота, Донбасс не восстал бы. Но сам протест начался исключительно под русскими и антибандеровскими лозунгами, ярко вспыхнув первый раз 23 февраля. И только потом, когда губернатором бывшей Донецкой области вместо всенародно избранного Павла Губарева хунта назначила олигарха Таруту (2 марта), а Доноблсовет 3 марта поддержал, вот тут русские лозунги соединились с антиолигархическими в один мощный протест. Нужно сказать большое спасибо хунте, что она невольно усилила протестные настроения людей. Конечно, народ ненавидит олигархов, но понимает, что быстро окончательно от них не отделается. Если они будут отодвинуты от прямого государственного управления, как в России, то на фоне сближения с Россией это уже будет воспринято как промежуточная победа. Примерно таким видят свое будущее ДНР и ЛНР их жители. Донбасс прост, как прост любой шахтер, ожидая решения Матери-России. Евгений Чернышёв, Донецк